Шутки » Анекдоты » Еврейские анекдоты с колоритным одесским юмором
@Shutka в Анекдоты

Еврейские анекдоты с колоритным одесским юмором

Одесский юмор совершенно неподражаем, поэтому так и славятся и многими любимы еврейские анекдоты. Анекдоты про евреев не только смешные, но и очень хорошо передают ту атмосферу, которой наполнена Одесса. Евреи вообще народ весёлый, хотя многие и считают их хмурыми. Это далеко не так! В генетической памяти еврейского народа изначально заложен юмор, который спутать с другим невозможно.


– Абрам, что такое судьба?
– Ой, это если вы идете по улице, и вам на голову падает кирпич!
– А если мимо?
– Значит, не судьба.
– Хаим, ты играешь на скрипке?
– Нет.
– А на рояле?
– Да.
– Что «да» – тоже нет?
– Исаак Абрамович, как вы относитесь к сексу?
– Во-первых, меня укачивает, а во-вторых, после меня надо перетрахивать.

* * *
Еврей приехал в Москву – и сразу в публичный дом:
– Скажите, Роза из Кишинева сегодня работает?
– Работает.
Он трахает Розу и платит двести долларов.
На следующий день опять приходит, опять спрашивает Розу из Кишинева, опять ее трахает и опять платит двести долларов.
То же самое на третий день.
Роза его спрашивает:
– Скажите, может быть, вы в меня влюбились?
– Нет, просто тетя Хая из Одессы просила передать вам шестьсот баксов.

* * *
Встречаются два старых еврея.
– Хаим, ты знаешь, вчера я познакомился с телеграфисткой. Ты мне веришь?
– Я тебе верю.
– Ты знаешь, мы пошли в ресторан и пили там шампанское. Ты мне веришь?
– Я тебе верю.
– Ты знаешь, мы потом пошли ко мне домой и смотрели цветной телевизор. Ты мне веришь?
– Я тебе верю.
– Ты знаешь, она осталась у меня ночь, и я был с ней четыре раза. Ты мне веришь?
– Я тебе верю, но я не верю, что она была телеграфистка.
– Почему?
– Потому что, когда у тебя последний раз стоял, еще не был телеграф.

* * *
– Хаим, ты знаешь, твоя жена б…
– Твоя тоже.
– Да, но все-таки.

* * *
– Рабинович, с твоей Сарой спит весь город, и, чтобы к ней попасть, нужно занимать очередь. Брось ее, зачем тебе нужна такая жена!
– Ты понимаешь, если я ее брошу, то мне тоже нужно будет занимать очередь.

* * *
Как-то хасид зашел в Варшаве в костел и направился в исповедальню, где за перегородкой сидел ксендз и слушал исповеди, не глядя на исповедующихся.
Хасид начал:
– Иду я домой, заглядываю за занавесочку в свою квартиру, а там булочник с моей женой. Он ее и так, и сяк, и сбоку, и сверху, и снизу, и опять…
Ксендз заерзал.
– Так вот, – продолжает хасид, – пошел я напротив в кафе выпить чашечку кофе, возвращаюсь назад, смотрю в окно, а там булочник с моей женой. Он ее и так, и сяк, и туда, и сюда…
Ксендз не выдержал и выглянул из-за перегородки.
Увидев еврея с пейсами в черной шляпе, он очень удивился:
– Зачем вы все это мне рассказываете?!
– А я всем это рассказываю.

* * *
В субботу Хаим спрашивает Рабиновича:
– Рабинович, скажи: любовь – это работа или удовольствие?
– Наверное, удовольствие, иначе я бы нанял человека.

* * *
Едут в трамвае два старых еврея и проезжают мимо дома, где до революции был бордель. Один глубоко вздыхает. Второй поворачивается к нему и говорит:
– Вы мне будете рассказывать!
– Сара, почему ты закрываешь глаза, когда я кончаю?
– Не хочу видеть, как тебе хорошо.

* * *
– Хаим, мой муж уйдет на работу, так я сразу выброшу на мостовую копеечку, и ты придешь.
Муж ушел. Сара выбросила копеечку на мостовую. Но Хаима нет десять минут, нет полчаса, нет час.
Наконец он приходит.
– Почему так долго? – спрашивает Сара.
– Искал копеечку.
– Дурачок, я ее сразу же на веревочке подняла назад.

* * *
– Рабинович, я слышал, вы стали импотентом?
– Ой, а что поделаешь…
– Ну и как вам?
– Сказать честно? Как гора с плеч!

* * *
Кто кого любит: англичанин – жену, француз – любовницу, еврей – маму.

* * *
Сара говорит Двойре:
– Ты знаешь, мой муж импотент.
– А мой трижды импотент.
– Почему?
– Он вчера прикручивал лампочку – так упал со стула, сломал палец и прикусил язык.

* * *
– Сарочка! Вы сегодня просто прекрасно выглядите!
– Ха! Это я еще себя плохо чувствую!
На пляже к девушке подходит молодой человек:
– Девушка, вы прекрасны! Я вас хочу!
– Ой, ну что вы! Я стесняюсь!
– Да? Ну извините! – поворачивается и уходит. Девушка кричит ему вслед:
– Ой-ой-ой! Он так хочет, как я стесняюсь!

* * *
– Сарочка, говорят, вы обладаете даром соблазнять мужчин.
– Даром?

* * *
– Мойше, куда вы так бежите?
– Спешу исполнить свой супружеский долг.
– Так вы же живете в другую сторону!
– Туда я уже не донесу!

* * *
Еврей едет на велосипеде и качается.
– Хаим, ты же не умеешь кататься на велосипеде, откуда он у тебя?
– Я был у Розы. Мы пили чай, ели пирожные. Потом она мне сказала: «А теперь возьми самое дорогое, что у меня есть!» Вот я и взял велосипед.

* * *
Муж и жена насмотрелись эротического кино.
– Сара, а почему ты не кричишь в постели? Давай ты будешь кричать.
– Ну хорошо.
Легли.
Сара:
– Уже кричать?
– Нет, еще подожди.
– Ну а теперь?
– Еще рано.
– А сейчас?
– Давай кричи!
– Ой, мене нету денег! Ой, мене дети не кормлены!

* * *
У еврея пропал велосипед. Он пришел к ребе и спросил, как ему найти любимое средство передвижения. Ребе сказал:
– Позови всех своих знакомых и прочти им десять заповедей. Кто дернется на заповеди «Не укради» – тот и вор.
Через некоторое время ребе спросил у этого еврея:
– Ну как, собрал знакомых?
– Собрал.
– Кто-то дернулся на заповеди «Не укради»?
– Да нет. Когда я прочел «Не прелюбодействуй», то вспомнил сам.

* * *
Абраша женился на Сарочке и не знает, что ему делать в брачную ночь.
Сарочка, видя его замешательство, говорит:
– Знаешь что, достань свою пиписю и вставь мне ее сюда.
Он кое-как вставил.
– А теперь вынь.
Он вынул.
– А теперь опять вставь.
Он вставил.
– А теперь опять вынь.
Он вынул.
– А теперь опять вставь.
Он вставил.
– А теперь опять вынь.
Наконец Абраша не выдержал и воскликнул:
– Сарочка, так ты наконец определись, что ты хочешь!

* * *
Почему еврей любит смотреть порнофильмы в обратном порядке – от конца к началу? Ему нравится видеть, как проститутка отдает деньги назад.

* * *
– Хаим, как твоя сексуальная жизнь?
– Прекрасно. Вот восьмой внук родился.

* * *
– Вы знаете, у Хаима дочь проститутка.
– Но у него четыре сына и нет дочери.
– Я высказал свое мнение, а вы уже сами решайте.

* * *
– Хаим, твоя жена француженка?
– Да нет, какой-то хулиган научил.
От одного старого еврея каждый день выбегают очень довольные молодые особы. Приятель спрашивает его, как это ему удается.
– Ты знаешь, в Первую мировую меня контузило.
– Так что?
– Ты знаешь, так удачно попало.

* * *
Девушка перед первой брачной ночью приходит к ребе.
– Ребе, так мне надевать в первую брачную ночь ночную рубашку или нет?
– Надевай – не надевай… Все равно тебя вые…ут.
Вариант:
Приходит Сара к раввину.
– У меня сегодня брачная ночь, так я думаю: мне в постель лечь в комбинации или без?
В это время прибегает Абрам:
– У меня проблема: коммунисты хотят, чтобы я вступил в колхоз! Что делать?
Раввин:
– Абрам, вступишь ты в колхоз или нет – тебя все равно вые…ут. Кстати, Сара, тебя это тоже касается.

* * *
Два супруга-брюнета приходят к ребе с недоумением, почему у них родился рыжий ребенок.
– Можно я задам вашему мужу интимный вопрос? – обратился ребе к жене.
– Можно.
Ребе (мужу):
– Скажите, вы часто живете с женой?
– Ну как вам сказать.
– Раз в день?
– Ну что вы!
– Раз в неделю?
– Ну как можно!
– Раз в месяц?
– Да нет…
– Раз в год?
– Ну, может быть.
– Тогда ваш ребенок рыжий от ржавчины.

* * *
– Рабинович! Куда вы так спешите?
– В бордель!
– В шесть утра?!
– Ой, хочу поскорее отделаться.

* * *
Абрам застал жену с любовником.
– Сарочка, тебе бы еще папироску в зубы – и будешь вылитая проститутка.
– Хаим, почему ты бегаешь от меня к Сарочке?
– Ты знаешь, она так теребит мне ручкой.
– Но я бы тоже могла.
– Да, но у тебя нет Паркинсона.

* * *
Молодожены приходят к ребе.
– Как, скажите, нам строить семейную жизнь?
– Первые полгода вам нельзя жить половой жизнью и танцевать.
– Ну не танцевать полгода мы еще сможем, но нельзя ли сделать послабление в первом запрете?
– ?
– Ну сверху вниз немножко можно?
– Ну немножко можно.
– А наоборот?
– Ну немножко.
– А сзади?
– Можно и сзади, только ни в коем случае не дотрагивайтесь до жены руками, а то так можно дойти и до танцев.

* * *
– Смотри, вон стоит женщина, которую постоянно трахает Рабинович.
– Где, где?!
– Вон, на углу, в синем платье.
– Идиёт, это его жена!
– Ну а я что сказал?

* * *
– Хаим, ты знаешь, я без конца болею.
– Без конца я бы тоже болел.
Погром. Еврей говорит жене:
– Сарочка, спрячься куда-нибудь, а то изнасилуют.
– Нет уж, погром – так погром.

* * *
Жена:
– Хаим, что ты выиграл в лотерею?
– Хер я выиграл!
– Только не бери деньгами!

* * *
– Ребе, мой муж изменяет мне с Сарой. Что делать?
– Когда он спит, отрежь кусочек пейсов: половину спрячь у него под подушкой, половину брось ей под подол.
– Что, поможет?
– Не повредит.
– Абрам, там сбоку дома на досках насилуют вашу жену!
– На досках справа или слева от дома?
– Справа.
– Так успокойтеся, то не мои доски.

* * *
– Вы слышали, говорят, что те, кто активно занимается сексом, живут намного дольше.
– А шо я вам говорила! Эта старая проститутка Циля еще нас с вами переживет!

* * *
– Скажите, Циля архитектор?
– Нет, она строитель.
– А что она строит?
– Она ходит по Дерибасовской и строит из себя целку.
– Сара Исааковна, вы слышали, вчера у мужа Фимочки вырезали гланды?
– Бедная девочка, она так хотела иметь детей.

* * *
У Хаима родился двенадцатый ребенок.
– Хаим, ты что, так любишь детей?
– Нет, процесс.

* * *
– Как вы провели ночь?
– Ужасно. Жена все время кричала: «Нет, Абраша, нет!»
– Ну так что же вам плохо?
– Но я же Хаим!
– Так это же совсем хорошо. Вы же сами слышали, как она сказала ему «нет».
Еврею в публичном доме досталась толстая пожилая еврейка.
Делать нечего, как-то пристроился. Вдруг слышит – она аж всхрапывает! Еврей тормошит партнершу:
– Эй, мадам, за что я плачу деньги?
– Ох! Имейте, имейте! Я все слышу!

* * *
Встречаются Бетя и Сара. Сара спрашивает:
– Слушай, Бетя, ты выглядишь на миллион долларов! В чем твой секрет?
– Ой, ты знаешь, – отвечает Бетя, – в прошлый понедельник красивый молодой человек постучал в мою дверь и спросил: «Ваш муж Моня дома?» И когда я ответила, что мужа нет, он схватил меня на руки, понес наверх, в спальню, положил на кровать и трахал меня три часа.
Вторник, стук в дверь. Тот же молодой человек. Спрашивает: «Моня дома?» И, когда я ответила, что Мони нет, хватает меня на руки, тащит наверх, в спальню, кладет на кровать и трахает меня четыре часа.
Вчера – то же самое. Стук в дверь. «Моня дома?» Я отвечаю: «Нет». Он хватает меня на руки, тащит наверх, трахает пять часов!!! Только одно беспокоит меня во всем этом, – жалуется Бетя.
– И что это? – спрашивает Сара.
– Что он хочет от моего Мони?

* * *
Абрам согрешил с чужой женой и, как положено, пришел в синагогу за отпущением грехов.
Его встречает раввин:
– Отвечай, с кем ты совершил грехопадение?!
– Не могу, раби.
– Можешь и не стараться! Я и так знаю, что ты согрешил с женой булочника Шихмана, она известная блудница.
– Нет, раби.
– Нет?! Так, значит, ты согрешил с дочерью портного Каца?! Как ты низко пал, несчастный!
– Нет, раби.
– Что-о-о-о?! Неужели ты связался с этой распутницей, племянницей лавочника Рабиновича?! О-о-о-о!
– Нет, раби.
– Ах, нет?! Вон отсюда, развратник! Не будет тебе никакого отпущения!
Абрам выходит из синагоги довольный. Столпившиеся у крыльца евреи спрашивают его:
– Ну как, Абрам, отпустил тебе раби грех?
– Нет.
– А чего ты тогда такой довольный?
– А я таких три адреса узнал!

* * *
Встречаются Рабинович и Кацман.
– Ты знаешь, кто был Исаак Левитан? – спрашивает Рабинович.
– Нет, – отвечает Кацман.
– А кто был Авраам Линкольн?
– Тоже не знаю.
– А я знаю, – гордо заявляет Рабинович. – Потому что я каждый вечер хожу то на лекцию, то в музей.
– Молодец. А вот ты знаешь, кто такой Мойша Хаймович?
– Нет. А кто он?
– А это тот, кто ходит к твоей жене, пока ты шляешься то на лекцию, то в музей.

* * *
Еврей купил на рынке говорящего попугая. Принес домой, а это оказалась попугаиха. К тому же она целыми днями кричала: «Трррахаться хочу! Трррахаться хочу!» Еврей был благоверный, он пошел к раввину и спросил, что делать. Раввин сказал, что у его знакомого живут два религиозных попугая и что неплохо бы отдать попугаиху к ним на перевоспитание. Еврей так и сделал. Приходит – два попугая сидят и молятся. Подсадили к ним попугаиху, а она опять свое: «Трррахаться хочу! Трррахаться хочу!». Послушав это, один попугай говорит другому: «Гоша! Если правильно молиться, то нет ничего невозможного!»
КОГО ЭТО ЗДЕСЬ ИНТЕРЕСУЕТ?
– Рабинович, как вы себя чувствуете?
– Не дождетесь!

* * *
Еврей прилетает в Израиль. Его встречает многочисленная родня. Он растроган и говорит:
– Наконец я приехал в Израиль и смогу умереть на родной земле!
– Ну…

* * *
– Мойше, почем у тебя гробы?
– По пятнадцать.
– Ха, у Рабиновича по двадцать, так там хоть есть где развернуться!

* * *
Умирает старый еврей. Приходит раввин, открывает большую толстую книгу и начинает читать над ним молитву.
– Ребе, – говорит старик, – а ведь мы учились с вами в одном классе.
– Да-да. Но не надо сейчас об этом. Подумай лучше о своей душе.
– А помните, ребе, у нас в классе училась Сара?
– Да, но не будем сейчас об этом.
– А помните, ребе, эта Сара была такая эффектная?
– Помню, но подумай лучше о душе, о жизни загробной.
– Так вот, ребе, один раз я ее уговорил, и мы пошли на сеновал, но там было слишком мягко, и ничего не получилось.
– К чему сейчас эти греховные мысли?
– Так вот, ребе, я и думаю: вот если бы тогда положить Сарочке под тохес эту вашу толстую книгу!

* * *
Еврей так азартно играл в карты, что умер прямо за столом.
Послали человека сказать жене.
– Я из игорного дома Кацмана.
– Мой муж играет?
– Играет.
– Проигрывает?
– Проигрывает.
– Чтоб он сдох!
– Уже.

* * *
– Хаим, ты знаешь, Рабинович умер.
– То-то я смотрю, его хоронят.

* * *
Хоронят старого еврея. Он приказал родственникам, чтобы после его смерти к нему в гроб положили тысячу долларов из его сбережений. Родственники запихивают купюры в гроб, они вываливаются наружу, их снова засовывают обратно. Тогда подошел старый раввин и спросил:
– Евреи, шо вы делаете?
– Он завещал положить ему в гроб деньги.
– Я говорю, шо вы делаете?! Выпишите ему чек!

* * *
Прощаются два еврея. Один другому говорит:
– Прощайте.
– Почему прощайте?
– Ну, видите ли, может быть, вы ослепнете, и вы меня не увидите или вы умрете, и я вас не увижу.

* * *
По улице идет похоронная процессия, в гробу лежит полуживой Рабинович. К гробу подходит Хаим и спрашивает Рабиновича:
– Что здесь происходит?
– Меня хоронят, – отвечает Рабинович.
– Но ты же еще живой!
– А! Кого это здесь интересует?

* * *
Идет похоронная процессия. Гроб, однако, несут на боку.
– Рабинович, кого ты хоронишь? – спрашивают главного в процессии.
– Тещу.
– А почему гроб на боку?
– Если нести прямо, она храпит.
– Вы слышали, Рабиновича убили!
– Что, опять?!
– Тише, вот он идет.

* * *
– Скажите, сколько у вас стоят похороны по первому разряду?
– Десять тысяч.
– А по второму?
– Пять.
– А по третьему?
– Двести рублей.
– А можно по четвертому разряду?
– Можно, но тогда покойник понесет венок сам.
– Сара, если из нас кто первый умрет – я сразу уеду в Израиль.

* * *
Умер Абрам. Надо писать телеграмму родственникам в Израиль.
Для экономии денег пишут кратко:
«Абрам ай».
Приходит ответ: «Ой».

* * *
Надпись на надгробной плите: «Сара, теперь ты поняла, что я действительно болел?»

* * *
Старый еврей умирает. Перед смертью он зовет к себе внучку и просит ее:
– Скажи маме, чтобы она сделала мне бутерброд с икрой.
Через некоторое время внучка приходит без бутерброда.
– ?
– Мама сказала, что надо оставить на потом.

* * *
– Скажите, как Рабинович?
– Он умер.
– Умер-шмумер. Главное, чтобы был здоров.

* * *
– От чего умер Рабинович?
– От гриппа.
– Ну грипп – это ерунда.

* * *
Умирает старый еврей. К нему приходит сосед и говорит:
– Вот ты, такой-сякой, так плохо прожил свою жизнь, что тебе перед смертью никто даже стакан воды не нальет.
– Вот умираю, а пить все не хочется.

* * *
Умирает старый богатый еврей. К нему приглашают адвоката для составления завещания. Адвокат долго не выходит из комнаты больного. Наконец его спрашивают: «В чем дело?»
– Да вот замешкался, не знаю: «ни х…я» пишется вместе или раздельно?

* * *
Еврей перед смертью:
– Сара, налей мне чай с двумя ложечками сахара.
– Почему с двумя?
– В гостях я пил с тремя, дома – с одной, а так хочется с двумя.

* * *
Умирает старый еврей. У изголовья стоит его жена Сара и скорбит по уходящему мужу.
Он говорит ей:
– Сара, скоро я умру. Я хочу, чтобы ты выполнила мою последнюю просьбу. Я прошу, чтобы, когда меня пойдут хоронить, по одну сторону от гроба шла ты, Сара, моя жена, с которой я прожил всю жизнь. Но я хочу, чтобы по другую сторону гроба шла моя последняя любовница Рива, ты ее знаешь. И тогда я спокойно отойду в мир иной…
Сара, побагровев:
– Чтобы я шла за гробом с этой потаскухой, этой тварью и сумасбродной сукой?!
– Да, Сара. Ты должна выполнить мою просьбу, а иначе я тебя прокляну!
Саpа долго молчала, затем пpоцедила:
– Хоpошо. Я выполню твою пpосьбу. Hо имей в виду: эти похороны не доставят мне никакого удовольствия.

* * *
– Двойра, наша тетя Рахиль умерла, вот письмо из Америки.
– Ах, какое несчастье, какое несчастье!
– Погоди. Она завещала нам пять тысяч долларов…
– Дай ей Бог здоровья.

* * *
Умерла у Абрама жена. Приходит он в газету – напечатать объявление. Заплатил по минимальному тарифу и дает текст: «Сара умерла».
Ему говорят:
– За минимальную цену вы можете дать четыре слова.
– Тогда добавьте: «Продам „Москвич"».

* * *
Встречаются два еврея, один другому говорит:
– Слыхал, вчера Абрам умер? Ты на похороны пойдешь?
– А что мне Абрам, я его и не знал толком, и не уважал. Вот если б ты умер – я бы обязательно пришел.

* * *
Умер старый еврей. Вскрыли его завещание, читают: «Дочке моей, Сарочке, оставляю сто тысяч долларов и дом. Внучке моей, Ривочке, оставляю двести тысяч долларов и дачу. Зятю моему, Шмулику, который просил упомянуть его в завещании, упоминаю: привет тебе, Шмулик!».
Муж Двойры уехал по делам. В это время умирает его сестра. Двойра должна сообщить мужу о несчастье очень осторожно, потому что у него больное сердце. Двойра посылает телеграмму: «Сара неопасно заболела. Похороны в четверг».

* * *
Умирает старый Исаак. У его постели собралась родня.
– Сара здесь? – спрашивает он.
– Здесь.
– Хаим здесь?
– Здесь.
– Двойра здесь?
– Здесь.
– Мойша здесь?
– Здесь.
– А кто же остался в лавке?!

* * *
– Вы не знаете, кого хоронят?
– Какого-то Лейкина, артиста.
– Да-а-а? А разве он умер?
– Ну если только это не генеральная репетиция.

* * *
– Алло, Хаим дома?
– Пока да!
– И я могу зайти?
– Только быстро – через час выносим.

* * *
Сара на смертном одре.
– Сруль, – обращается она к мужу, – я скоро умру. А ты, едва меня похоронишь, забудешь, какой я была тебе прекрасной и верной женой, и станешь ухлестывать за другими.
– Сара, – успокоил ее Сруль, – сперва умри, а потом мы поговорим.

* * *
– Хая Соломоновна, вы не против сегодня поужинать вместе?
– С удовольствием, Абрам Ильич.
– Тогда у вас ровно в семь.

* * *
– Ой, ваш Абрамчик на лицо – вылитый папа!
– Это не страшно, был бы здоров!
– Добрый вечер, Сара Абрамовна! Как ваша головная боль?
– Ой, ушел играть в карты.

+2
Комментарии 0 Просмотров 11
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent